Курс ЦБ 0,00 0,00

Для доступа к контенту необходима регистрация

Войти Регистрация
Курс ЦБ 0,00 0,00

Культура

Франческо Бонами: мы полностью изменили свои отношения с искусством

Франческо Бонами: мы полностью изменили свои отношения с искусством

В Москве представили одного из самых авторитетных и влиятельных кураторов в мире современного искусства Франческо Бонами, автора двадцати книг, среди которых "Я тоже так могу! Почему современное искусство все-таки искусство", изданная в России фондом V-A-C.

Телеведущий Андрей Малахов, являющийся, кстати, коллекционером современного искусства, задал редактору журнала Flash Art, куратору биеннале Manifesta 3, куратору 50 Венецианской биеннале вопросы, связанные с новой книгой, кураторской деятельностью и тем, как влияют соцсети на реальность и искусство. Словно говорящие манекены, собеседники находились в витринах универмага ГУМ, по замыслу организаторов, воплощая собой реальность Instagram — глянцевую жизнь, на которую можно лишь смотреть, но нельзя осязать.

Андрей Малахов: Мой первый вопрос касается вашей новой книги POST. Что вы вкладываете в такой заголовок?

Франческо Бонами: Я довольно стар, и для меня такое название в первую очередь значит все со словом "после" — постмода, посттеатр, постсовременность… и так далее. А для молодого поколения это слово не значит ничего, кроме того, что можно сделать "пост" в социальных сетях. Меня страшно интересует эта двусмысленность и то, как искусство изменило свою функцию с развитием соцсетей. Раньше мы, приходя в музей, заводили небольшой диалог с произведением искусства, возможно, даже грустный от непонимания этого произведения. А теперь мы можем это произведение искусства сразу сделать своим другом и забрать с собой навсегда, сделав на его фоне селфи. Мне кажется, мы полностью изменили наши отношения с искусством. И в книге я размышляю на эту тему.

Андрей Малахов: Я четыре года морально готовился к своему знакомству с Instagram, а у вас какая история?

Франческо Бонами: Сначала я увлекся Twitter, но для меня это было как автоответчик в 70-е годы. Представляете? Пишешь твит, а его никто не видит и никто не оставляет сообщение. Это показалось довольно обидным. И я прекратил свои отношения с Twitter. И тут друг посоветовал мне Instagram. Первый пост в Instagram был, конечно, с произведением искусства, такой интеллектуальный пост? и на него тоже никто не отреагировал. А другой друг сказал: "Ты знаешь, тебе очень хорошо удается прикидываться глупым, а людям нравится, когда ты глупый. Почему бы тебе не попробовать такой немного глуповатый стиль?" И я попробовал. К моему удивлению, действительно, оказалось, что людям нравится наблюдать за чужой глупостью, и они начинают отвечать и реагировать.

Андрей Малахов: Как, по-вашему, соцмедиа в современном мире изменили роль куратора, которая, как мы знаем, прежде в современном искусстве была значительной?

Франческо Бонами: Очень сильно изменили. Прежде всего надо иметь ввиду, что куратор — это немного придуманная профессия. Как правило (и я пример тому), это неудавшиеся художники. Я был таким художником в 80-е. Мы решили работать с искусством в другой роли и стали кураторами. Но сейчас и роль художника изменилась. Теперь гораздо больше людей интересуются искусством, даже если они его не понимают, и поэтому у куратора появились другие области ответственности. И теперь, благодаря соцсетям, у нас появились возможности напрямую обращаться к музеям.

Андрей Малахов: В 2018 году на ярмарке Art Basel я видел новые работы, созданные с помощью 3D и видеопроекции, и VR-видео, для просмотра которого нужно надевать очки. Как вы думаете, искусство пойдет по технологичному пути?

Франческо Бонами: Я думаю, что технологии очень помогают в искусстве. Но должен сказать, что хорошее искусство не очень показывает технологии, которые использует. Когда вам приходится уделять слишком большое внимание тому, из чего это сделано, или применять какие-то дополнительные средства, чтобы что-то увидеть, это плохо. Или, например, если говорить об использовании искусственного интеллекта в искусстве, я думаю, это довольно глупо.

Андрей Малахов: В своей книге "Я тоже так могу! Почему современное искусство все-таки искусство" вы приводите целый ряд художников, очень значимых для современного искусства XX века. Дюшан, Уорхол, Фонтана… Как вы думаете, в наше время такой список, вообще, возможен?

Франческо Бонами: Сейчас будет посложнее, конечно. В наше время молодого художника возводили на пьедестал буквально сразу после появления его первой работы. Конечно, молодые художники были всегда — и в 70-е, и в 80-е, и в 90-е. Но сейчас этому молодому художнику гораздо сложнее противостоять желаниям славы, денег и всем соблазнам, что может ему предложить современный мир. Очень быстро появляется много новых художников, но они исчезают также очень быстро. Вообще, в наше время надо спокойнее относиться к успеху в любой области.

Андрей Малахов: Многие обеспеченные люди считают современное искусство очень хорошей инвестицией. Что вы думаете, например, о российском рынке современного искусства?

Франческо Бонами: Мне нравятся очень многие современные российские художники. Я не хотел бы называть имен, так не хочу, чтобы подумали, что я кого-то рекламирую. Что касается моих советов по этому поводу, я могу сказать, что, когда кто-нибудь хочет купить много искусства, но не хочет тратить много денег, я всегда говорю: "В современном искусстве сначала надо потратить много денег, и, может быть, потом заработать много денег". Если вы хотите инвестировать в искусство, надо научиться ждать и, возможно, быть готовым к тому, чтобы потерять деньги. Как инвестиция, это не очень правильное применение. Если вам повезет, вы заработаете. Но это не значит, что это рулетка, и вам назовут имя, вы вложитесь, а потом резко заработаете. Все намного сложнее. Возвращаясь к российским художникам... Они очень молоды, очень талантливы и очень энергичны, совершенно непохожи на предыдущее поколение или мое, например. В Италии, к примеру, есть небольшое сумасшествие среди молодых художников, и это отношение к Ренессансу… Они (итальянские художники) до сих пор считают себя внуками или уже правнуками Леонардо и Микеланджело, и поэтому им вообще очень сложно произвести на свет что-то новое и свежее. Именно поэтому я считаю, что современному художнику полезнее смотреть в настоящее, а не в прошлое. В прошлое, может быть, потом, после настоящего.

Андрей Малахов: Вы стали одним из самых знаменитых кураторов в современном искусстве. А в детстве какая картина или постер висели у вас на стене?

Франческо Бонами: Я родился во Флоренции. Это все равно что родиться в Модене, где производят Ferrari, и сразу представлять себя пилотом "Формулы-1". Я был обычным ребенком, попал в музей не раньше лет десяти. Когда тебя постоянно окружает эта красота, ты не обращаешь на нее внимание. Я рисовал, но не мыслил себя художником. Я поехал в Канаду и как-то случайно подрабатывал там ассистентом скульптора. И вот тут я подумал: "О, а это может быть и профессией!" Но, прежде чем это стало моей профессией, прошло много времени. Я помню, что мой отец очень волновался за меня.

Андрей Малахов: Но сейчас же он может вами гордиться?

Франческо Бонами: Моему отцу сейчас 99 лет, и он точно не знает, чем же я занимаюсь. Но думаю, что он доволен.

Андрей Малахов: Мы сидим в витрине и общаемся в формате интервью. Вообще, такое со мной впервые.

Франческо Бонами: Ну да, мы сами как произведения искусства.

Андрей Малахов: Помню, в Милане один футболист в витрине магазина провел 24 часа, спал там, ел. Но это был перформанс, а тут у нас интервью. А как вам коллаборации моды и искусства, очень популярные в последние годы?

Франческо Бонами: Моду сложно себе представить без человеческого тела. Как ее тогда показывать? Только на манекенах или на вешалках? Поэтому мир моды тесно связан с любыми другими областями и в каком-то смысле зависим от мира искусства. Мир моды очень богат, и в силу этого в моде всегда было больше возможностей для воплощения идей. В силу своего взаимодействия мода и искусство сейчас приобретают качества друг друга. Мода более реалистичная и коммерческая, чем современное искусство. Если в моде будет слишком много искусства, кто это будет носить и покупать?

Андрей Малахов: Возвращаясь к вашей новой книге POST, которая должна выйти в Италии в мае… Кто будет ее читателями?

Франческо Бонами: Я всегда надеюсь, что мои читатели — это в первую очередь любознательные и заинтересованные в искусстве люди. Я очень горд, что моя книга пользуется популярностью в России, она нравится. Ее и в Италии читают хорошо. Я хотел сделать ее доступной для понимания и писал простым языком. Я подумал, что любые вещи можно написать простым языком. Это был мой эксперимент. Мы, профессионалы, можем проводить часы за обсуждением важных для нас тем, это наша работа. А другим людям хочется, может быть, потратить час-другой для понимания того, на что мы тратим годы. Вообще, может быть, они хотят расслабиться за чтением. Мне бы хотелось, чтобы люди, читая мои книги, расслабились, а не думали, что они что-то не понимают или не знают, о чем в ней написано.

Андрей Малахов: Для художника также важно понимать аудиторию, зрителей, которые смотрят его работы. С точки зрения Instagram кто ваш зритель, кто ваши подписчики, на кого подписаны вы?

Франческо Бонами: Instagram — очень интересный инструмент с двух точек зрения. Он одновременно дает тебе свободу и призывает к ответственности. Ты можешь делать, что тебе вздумается, но ты отвечаешь за то, что делаешь. В другом мире ты общаешься, обмениваешься мыслями, а в Instagram ты один. То есть у тебя всегда есть выбор, и, если ты совершишь глупость, это твоя ответственность. Я не очень плотно взаимодействию там, не часто подписываюсь, комментирую или ставлю "лайки". Мне кажется это слегка чрезмерным. Представьте: вот вы создаете там себе такую ложную реальность. Вы как телеведущий меня хорошо поймете. Телевидение до сих пор очень популярно, вы очень популярны в реальной жизни — и это факт, миллионы вас смотрят. А в Instagram может создаться ложное ощущение просто из-за того, что кто-то всего лишь нажал "лайк", и показалось, что этот человек в чем-то заинтересован. А он даже не знал, что делает.

Андрей Малахов: Вы также писали в одной из книг, что современное искусство перестало вызывать восхищение, как было еще 10 или 20 лет назад.

Франческо Бонами: Знаете, я не хочу брюзжать на тему "когда мы были молодыми, все было лучше". Но когда рынок современного искусства начинался, он напоминал маленький клуб, а сейчас это большой цирк. Венецианская биеннале — это одна огромная вечеринка. Всем туда надо — модным дизайнерам, звездам, продюсерам. Эти все бесконечные вечеринки, приемы, приглашения, вопросы "А ты приглашен туда или сюда?" Это все немного грустно, потому что во многом теряется достоверность происходящего. Вы меньше разговариваете с людьми, меньше делитесь идеями. Я очень рад, что все больше и больше людей становятся поклонниками современного искусства. Но, знаете, мне повезло. Когда я начинал, нас было не так много, и мы могли делать что захотим. Я мог показать на Венецианской биеннале в 1993 году, например, пустую обувную коробку мексиканского художника Габриеле Роско, как будто это Давид Донателло. И ни у кого не возникало вопросов. Сейчас это невозможно. Если зрителю, который купил билет, показать просто пустую обувную коробку, куратору лучше в этот момент оказаться где-нибудь подальше в самолете. Потому что находиться в этот момент на Земле для него может быть очень опасно.

Андрей Малахов: Он Кавара – один из моих любимых художников, в том числе он известен своей серией телеграмм, посланных друзьям, в которых была одна фраза — I AM STILL ALIVE. Это очень интересное посвящение времени, бесконечности и сиюминутности. Как вы думаете, опять же, возвращаясь к вашей книге, что бы Он Кавара смог сейчас сделать в Instagram? При том, что время безумно сжалось, и все происходит здесь и сейчас?

Франческо Бонами: Он Кавара и мой любимый художник. И да, вы совершенно правы в своем описании его телеграмм I AM STILL ALIVE как работ о времени. А время Кавара очень сильно отличается от нынешнего. Он Кавара придумал бы пользоваться Instagram таким образом, как никому, кроме него, никогда не придет в голову. Это мог бы быть его новый этап. Кстати, спасибо, отличная идея. Постом каждого дня может стать цитата Кавара I AM STILL ALIVE.